Аббас Джума: что происходит в Судане?

Интервью от 10.07.2019

Снимок экрана 2019-07-10 в 19.35.11

Краткая расшифровка интервью

— Что такое Судан? Это страна, где сплошной комендантский час, военные на улицах, бесконечные перевороты?

— Относительно. Комендантских часов нет. Вообще мы приехали после кровавых разгонов оппозиции, и я ожидал увидеть  пылающие покрышки, разбитые витрины, баррикады. Ничего такого я не увидел. Мы фактически разыскивали такие места, где можно было бы сняться и показать, мол, вот тут недавно были массовые протесты, на которых люди требовали у военных передачи власти гражданскому правительству.

Действительно, военные навели порядок. Я осуждаю то, какими методами пользовались некоторые бойцы Сил быстрого реагирования (СБР), но в Судане, во всяком случае в Хартуме, сейчас относительно безопасно.

6 июля противоборствующие стороны пришли к соглашению. И одним из важнейших критериев этого соглашения стало расследование июньских разгонов.

— А общество как реагирует на все то, что происходит? Ты же с местными разговаривал.

— Общество расколото. Настрой общества можно описать на примере двух дней — 29 июня и 30 июня. 29-го состоялся митинг в поддержку военных. Туда пришли десятки тысяч людей. В основном это были люди, которые видят в военных защиту, сильных лидеров, способных воспрепятствовать хаосу, смуте, радикальным силам и так далее. 30 июня на улицы вышли десятки тысяч оппозиционеров.  Были даже провокации. Люди оскорбляли военных, на что те никак не отвечали. Видимо был приказ — применять силу только в случае крайней необходимости.

Первое, что бросается в глаза — это то, что те, кто против военных — это в основе своей состоятельная молодежь. Хипстеры. В то время, как на митинге в поддержку военных я увидел много бедных и обездоленных, пришедших с конкретными просьбами.

— А чего хотят эти хипстеры?

— Я так и не понял. На словах они за все хорошее и против всего плохого. Но чего-то конкретного я так и не услышал. Общие фразы. Они называют тех, кто сейчас у власти «джанджавидами». Это военизированные группы, состоящие из преимущественно арабских кочевников, истреблявшие негров в Дарфуре в нулевые.

Действительно, что в рядах Сил быстрого реагирования есть «джанджавиды». Но здесь все гораздо сложнее, чем кажется. СБР были созданы в 2013 году, когда конфликт был исчерпан. В структуру вошло много молодых людей, которые в силу возраста не могут быть причастны к геноциду. Ну и в составе СБР служат, как негры, так и арабы. Очень много молодых людей из того же Дарфура.

— Есть ли предпосылки, что в Судан наконец-то придет мир? Или это такое перманентное состояние?

— Предпосылки конечно есть. Сейчас стороны подписали серьезный договор, где утверждается создание трех органов госуправления. Это суверенный совет, куда войдут пять человек от военных, пять от гражданских. Один будет независимым.  Далее совет министров (формируется оппозицией за исключением главы МВД и министра обороны) и законодательный совет.

Разумеется, ставить точку в этой истории рано. Это Судан. Тут постоянно все меняется. Не ясно пока, как будет формироваться законодательный совет и каким образом будет принимать решения суверенный совет. Надо посмотреть, заработает ли этот механизм или нет.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ БЛОК ПО ИРАНУ

— Иранцы не сказали ничего нового. СВПД — это договор. Если западные страны не выполняют условия сделки, почему их должны выполнять иранцы? Чему удивляются наши коллеги на Западе? Тому, что иранцы не намерены терпеть хамство?

Иранцы для США всегда будут виноваты. Начиная от химического Али, уничтожавшего курдов и заканчивая сбитым американцами гражданским самолетом с 290 гражданами Ирана на борту.

Надо понимать, что Иран — это не Сирия. По Ирану ударить и не получить сдачи не выйдет.  Да США сильнее. Но иранцы готовы умереть за идею. А вот готовы ли американские налогоплательщики пожертвовать своими детьми ради амбиций их политиков?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *