Иран ответит США жестко, даже если придется погибнуть

Интервью от 08.07.2019

Краткая расшифровка интервью

— Как Иран может ответить на захват танкера британцами?

— Инцидент с захваченным судном повествует о том, что конфликт между угнетателями и теми, кто не хочет быт угнетенным продолжается. Исторически так сложилось, что США и Великобритания привыкли топить несогласных с их повесткой в собственной крови. Но Иран дубинкой по голове не ударишь — можно получить ответный удар. И иранцы доказали это недавно, сбив американский БПЛА.

Ответа от США, как известно, не последовало. Фигурируют разные причины — то какой-то журналист Трампа отговорил, то вообще Трамп был не при делах.
В общем, так как воевать с Ираном они не могут, то начали заниматься экономическим терроризмом. Захватили судно, которое якобы направлялось в сторону Сирии, якобы заправленное иранской нефтью. А торговать с Сирией запрещено с 2011 года в рамках наложенных на нее санкций.

Напомню, в результате вооруженного конфликта официальный Дамаск потерял нефтяные поля за Евфратом. В следствие чего разразился небывалый энергетический кризис. Без помощи Ирана справиться сирийцам очень сложно. А Иран, тем временем, сам находится по беспрецедентным давлением Запада.

Таким образом, Тегеран имеет полное право заявлять о зеркальном ответе. Иранцы давно поняли, что аппелировать к совести, законам, морали в отношении Запада бессмысленно. Эти люди понимают только силу. Иранцы действуют именно так — они готовы умереть за свою свободу.

— Нужна ли Трампу война с Ираном?

— Ему, разумеется, не выгодно сейчас начинать войну. Нет ничего хуже для кандидата на пост президента страны, чем приезжающие в страну гробы. А гробов будет огромное количество. Иранцы умеют воевать. У них очень боеспособная армия, и они давно поняли, что Америка их в покое не оставит.

На днях была годовщина гибели пассажирского лайнера, сбитого ВМС США в иранском воздушном пространстве. 290 погибших, в том числе десятки детей. Никто не извинился. Более того, в Вашингтоне заявили, что ответственность за произошедшее частично лежит на иранских властях.

США — это государство-террорист, государство-монстр. На сегодняшний день они ведут целый ряд войн, в которых не добились ничего. Америка не победила терроризм. Она лишь вносит смуту и хаос.

Иранцы, видя все это, убедились, что разговаривать бесполезно. Надо надеяться на лучшее, но готовиться к войне. А готов ли погибнуть американский налогоплательщик?

  Иран продолжит обогащать уран: «ядерный шантаж» или защита своих интересов?

— А о каком шантаже может идти речь, когда СВПД — это бизнес-сделка с четко обговоренными условиями? Стороны договора подписались под каждым пунктом. Но затем США в одностороннем порядке вышли из договора, возобновив санкции и шантажируя весь мир, мол, если кто-то продолжит сотрудничать с Ираном, получит американские санкции.

Тегеран мудро и хладнокровно проглатывает этот плевок в лицо, но обращается к европейским странам-членам СВПД с требованием компенсировать убытки, спровоцированные выходом США из сделки.

До сих пор никаких действий предпринято не было. Только пустые обещания.

А что с проектом Instex? Когда он заработает (в полную мощь)? Этот механизм альтернативного расчета был с помпой анонсирован, но государства-члены СВПД, по всей видимости, не готовы совершать с его помощью большие сделки.

Иран вынужден начать более интенсивное обогащение урана и приостановить модернизацию реактора на тяжелой воде в Араке.

— Какая европейская страна может поддержать Иран?

— Я надеюсь, что Германия, которая не прогнулась под США в вопросе «Северного потока-2» также проявит себя и в случае с СВПД. Но тут все намного сложнее. Одно дело, что говорят еврочиновники, и совсем другое, что говорит европейский бизнес. А бизнес сегодня боится Соединенных Штатов, с которыми его связывает куда большее, чем с Исламской республикой.

— Каково значение июньской встречи глав нацбезопасности России, Израиля и США?

— Это, безусловно, знаковая встреча. Встретились сильнейшие люди от трех влиятельнейших государств. И в центре их внимания снова был Иран. Безусловно, то, что встреча прошла в Иерусалиме говорит о многом. Израиль давно пытается поссорить Москву и Тегеран. Не исключаю, что за то, чтобы Россия «кинула» Иран в Сирии могут предложить потепление отношений с США. Тель-Авив в данном случае хочет стать посредником между Россией и США.

Из этой встречи можно сделать еще один вывод — незаменимую роль России на Ближнем Востоке публично признали. С Москвой вынуждены вести диалог.

— Почему африканский Судан называют полигоном отработки западных технологий?

— В Судане очень сложная ситуация. Сейчас там у власти находится переходный военный совет (ПВС). После свержения президента Омара аль-Башира, к власти пришли военные, что очень не нравится многим суданцам, требующим от солдат немедленной передачи полномочий гражданскому правительству.

Вроде как на сегодняшний день достигнута договоренность — решено поделить власть. В новое правительство войдет по пять человек от военных и от гражданских. Но к чему все это приведет, покажет время.

Безусловно, свои щупальца в Судан запустили и США, и Китай. Африка — плохо освоенный регион. Хоть он инвестиционно непривлекательный, бедный, грязный и унылый, там есть полезные ископаемые (алмазы, золото, нефть), выходы к морским торговым путям. И в геополитическом смысле эту территорию сложно переоценить. Поэтому США и ЕС сильно давят на ПВС, желая поставить у руля марионеточное правительство.
Москве это, понятное дело, не выгодно. Не выгоден нам и разгул терроризма, который может начаться в Судане, если военные дистанцируются от управления страной.

Какие бы ошибки не совершали силовики в этой стране, они все-таки обеспечивают безопасность. Я знаю, что говорю. Я был в Судане. Во всяком случае в Хартуме в два часа ночи можно ходить где угодно, не боясь, что тебя ограбят или убьют.

Гражданское правительство вряд ли исправит экономическое положение в стране. А вот с безопасностью могут начаться проблемы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *