Главное отличие иранцев от варваров с Ближнего Востока

На улицах древних городов Ирана или стран Средней Азии даже мимо страдающего рассеянностью внимания вряд ли пройдут незамеченными свастичные орнаменты.


 

Ими украшены многочисленные мечети, медресе и мавзолеи, что может показаться парадоксальным, так как знак-то языческий.
Очевидно, что символ солнца персы унаследовали от предков — зороастрийцев, и сегодня никакого сакрального значения для мусульман этот знак не имеет. Однако, его все равно сохранили (и не абы где, а на стенах божьего дома), его не предали забвению, не уничтожили, как и многие другие символы почитателей Ахура Мазды типа Фаравахара, который можно встретить в Иране на каждом шагу.
Иранская логика на самом деле проста: зачем рушить то, что таким трудом строили до нас, когда это можно улучшить, адаптировать, видоизменить?

В этой свастике зашифровано имя Али (мир ему) — четвёртого праведного халифа и первого из двенадцати имамов, почитаемых в шиизме.
На мой взгляд, этот кусочек стены достаточно красноречиво характеризует людей, ее возведших и украсивших. Ну не принято у иранцев сжигать культурные и религиозные мосты, хотя бы из соображений прагматизма, в чем торговцам коврами с многовековым стажем нет равных.
«Зачем снимать? Её место тут», — с искреннем изумлением ответила мне 27-летняя иранка по имени Азин. Мой вопрос касался инкрустированной золотом двери одного музея. Казалось высшей степени странным, что её не заменили на копию или не оградили стеклянным барьером (золото как-никак, и отковырять могут).
Моя же спутница не нашла в этом ничего странного: «Её место тут». Она действительно не очень понимала, зачем что-то менять и прятать. У всего в Иране есть своё место и свой смысл, а чтобы такие как я не нарушили эту хрупкую идиллию, существует закон, и он работает!
Самодостаточные, хорошо знающие свою культуру и историю, и от того уважающие чужую, сегодня иранцы с ужасом смотрят на соседей-дикарей, именем Пророка (с.а.с.) уничтожающих домусульманское культурное наследие. И никакая Гаагская конвенция о защите культурных ценностей, никакие правозащитники не смогли спасти храмы, гробницы, музеи и библиотеки иракского Мосула и сирийских Маалулы и Пальмиры.
Поэтому, если меня когда-нибудь спросят, за что я уважаю Иран и иранцев, я, пожалуй, поделюсь этой заметкой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *