О новом президенте Ливана

Фото: www.pnp.ru

В Ливане с 46-й попытки избрали президента. Им стал 81-летний генерал Мишель Аун. Напомню, что политический кризис в стране начался в 2014-м, когда закончился президентский срок тезки Ауна по фамилии Сулейман.


С тех пор в стране не могли выбрать президента. Учитывая, что Ливан давно стал территорией, поделенной на сферы влияния между Саудовской Аравией и Ираном, очевидно, что и кризис связан с невозможностью нормального диалога между этими государствами.

Так вот, политико-конфессиональный конфликт внутри Ливана разразился между двумя блоками: Коалицией 14-го марта (просаудовский антисирийский блок, возглавляемый Саадом Харири — лидером суннитского движения «Мустакбаль» («будущее») ) и Коалицией 8-го марта (проиранский и просирийский блок, в центре которого находится шиитская организация «Хизбалла» («Партия Аллаха») и ее лидер Хасан Насралла. Первый блок можно еще назвать «прозападным», так как на его стороне выступают США и Франция. Второй блок, помимо Тегерана и Дамаска, поддерживает генерал Мишель Аун.

0_c881e_15f83db4_xlЛюбопытно, что в конце 80-х Аун был непримиримым врагом Сирии. Опираясь на Запад и Саддама Хусейна, он вел джихад против сирийских войск, но в результате был вынужден бежать из Ливана в Марсель (там он и основал партию Свободное патриотическое движение (СПД), которая изначально была антисирийской). Однако, возвратившись через 16 лет из эмиграции, Мишель Аун становится на стороне Башара Асада, с отцом которого когда-то воевал, а через год он подписывает соглашение с «Хизбаллой». В принципе, действия Ауна поддаются объяснению. За последние лет 40-50 позиции христиан в Ливане существенно ослабли, и все большую роль в политике и бизнесе стали играть мусульмане. Поэтому генерал выбрал из двух зол меньшее. Шииты, в отличие от суннитских фундаменталистов, менее агрессивны по отношению к христианам (сам Аун — христианин – маронит, и президент в Ливане может быть только христианином).
0_c881e_15f83db4_xl

Возвращаясь к политическому кризису в Ливане, надо сказать, что основным камнем преткновения был (да и остается) сирийский конфликт. Хотя и без него Иран и Саудовская Аравия, не вступая в открытое противостояние, чужими руками борются за каждый метр ряда арабских стран. То, что происходит сегодня в Сирии — это лишь один из многих аргументов (хоть и самый весомый), который каждая из сторон пытается повернуть в свою сторону. В Ливане нельзя было допустить не лояльного президента (прежде всего по Сирии).

Кто в итоге победил — понятно. Мишель Аун хитрый и изворотливый политик, который, тем не менее, в ряде случаев продемонстрировал свою договороспособность и адекватность. Для Сирии и Ирана избрание его на пост президента очевидный плюс.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *